Дворец великих магистров


26.05.2018

Дворец великих магистров

Сегодняшний дворец великих магистров открыт не всегда и не для всех, поскольку в нем заседают высшие должностные лица Мальты, а также проходят заседания парламента. Вход в обитель власти охраняет солдат в форме мальтийской гвардии, который при необходимости может провести экскурсию.
С годами в парадных залах дворца накопилось целое собрание произведений искусства. Если сейчас главным украшением интерьера служат работы Прети, Риберса, Ван Лоо, Батони, то в рыцарские времена таковыми считались дары и военные трофеи. Например, часы XVII века, когда-то передававшие время, дни недели, месяцы и лунные циклы, являются подарком великого магистра Эммануила Пинто де Фонсека. Рядом с пейзажами развешаны портреты выдающихся членов ордена: гроссмейстеров, адмиралов и простых кавалеров, заслуживших славу в боях. Со стен широкого коридора, огибающего здание по всей длине второго этажа, на посетителей взирают 28 великих магистров, возглавлявших орден в мальтийский период. В царящем полумраке их суровые липа, грубые одежды, мерцающие стальные латы, тяжелое оружие выглядят строго и торжественно.
Многочисленные комнаты дворца закрываются огромными ключами, изготовленными еще во время строительства. Нетрудно представить роскошь былого убранства, которое составляли французские гобелены, дамасские ковры, хрустальные подсвечники из Мерона, дубовые панели из Сицилии, резные серванты из Амстердама, шторы из тяжелого португальского шелка, хрупкий фарфор из Дрездена, доставленные из Гамбурга готические кресла, выкованные нюрнбергскими кузнецами щиты и гербы с орденской символикой.
Специалисту интерьер дворца великих магистров может показаться сухим, хотя и не лишенным элегантности. В нем, как и всюду на острове, тесно переплетены черты прошлого и настоящего. Просторные помещения оформлены лепными фризами с изображением эпизодов из истории ордена. На полу — выложенный из цветной мозаики герб независимой Мальты — ладья с поднятыми парусами на фоне восходящего солнца. О колониальной истории напоминают мраморные доски с именами представителей британской администрации. Одна из них находится в вестибюле и, являясь элементом казенной конторы, выдает желание англичан истребить в здании рыцарский дух.
Мраморная винтовая лестница с очень низкими ступенями ведет на второй этаж, где некогда находились тронный зал, салон и личные покои великого магистра. Впрочем, сегодняшние посетители предпочитают лифт, не желая тратить время на долгий круговой подъем по низким ступеням.
В зале, где в наши дни проходят заседания мальтийского парламента, в давние времена собирался Конвент. Покрытые алой краской стены этого помещения разделены широкими зеркалами и украшены живописным фризом. Фрески были созданы в начале XVII века художником Маттео д’Аллечио, который, не отличаясь от предшественников, изобразил воинские победы ордена. В торце зала, там,
где ныне стоит трибуна спикера парламента, когда-то возвышался трон великого магистра, обтянутый розовым бархатом с золотым рисунком. На нем в торжественные дни восседал глава ордена госпитальеров, в огромном берете, похожем на корону, и черном одеянии с белым мальтийским крестом на груди. По одну сторону от него сидел настоятель собора Святого Иоанна, по другую — епископ Мальты. Между гроссмейстером и священником обычно располагался заведующий дворцовой канцелярией с двумя помощниками; клеркам полагалось заносить в протокол все, что говорилось на совете. Массивные кресла, расставленные в определенном порядке, предназначались для приоров, чья близость к главе определялась не заслугами, а положением в ордене. Здесь же находились их заместители (лейтенанты), рыцари Большого креста, тогда как люди из свиты великого магистра стояли за троном.
Знаменитый зал гобеленов в свое время предназначался для заседаний палаты депутатов. Стены просторного помещения украшены гобеленами, изготовленными около трех столетий назад. Отнесенные к индийской серии, они почему-то воспроизводят африканские пейзажи с пустынным ландшафтом, жирафами и бегемотами. На одной из картин отчетливо выделяется пятно, возникшее по вине одного из чиновников, в ярости метнувшего чернильницей в своего коллегу. В официальных документах не отмечено, как были наказаны скандалисты, однако сегодняшние депутаты, заседая в этой комнате, пользуются только карандашами.
Длинные узкие коридоры дворца украшены картинами с сюжетами, подобающими государственному заведению: батальные сцены, морские битвы, ратные подвиги отдельных рыцарей. Подлинные доспехи иоаннитов, словно в карауле, расставлены по обеим сторонам главного коридора; судя по высоте защитного вооружения, рост средневекового воина не превышал 160 см.

Читайте также  Цитадель Валлетты

В рабочую половину дворца проход преграждает канат. Залы в этой части здания тоже отличаются пышным убранством.
В длинных коридорах стоят пустые доспехи — вечные стражи у дверей кабинетов, один из которых занимает нынешний премьер-министр Мальты. О том, что в «желтом» зале регулярно проводятся концерты, свидетельствуют элегантные позолоченные кресла, а также струнные инструменты, среди которых особенно заметна старинная виолончель. Соседний «красный» зал украшен фризами, изображающими сцены домальтийской истории ордена. Здесь же развешаны портреты самых знаменитых деятелей братства и наиболее чтимых великих магистров. В компании вооруженных кавалеров приятной светскостью выделяется дама в длинном шелковом платье. Парадный портрет императрицы Екатерины II кисти русского художника Д. Левицкого был подарен в знак уважения потенциальным союзникам в борьбе с турками. Несмотря на вполне понятные аллегории (пальмовая ветвь и выходящие в море корабли на заднем плане), самим мальтийцам цель подарка непонятна, о чем прямо указывается в путеводителях.
Еще одной странностью представляется то, что среди портретов великих магистров нет изображения Павла I, возглавлявшего орден в самый трудный период его существования. Впрочем, удивляет нестолько небрежное отношение мальтийцев к «романтическому нашему императору», сколько нежелание углубляться на тему его взаимоотношений с рыцарями. В ответ на просьбы объяснить, почему в галерее нет изображения 71-го гроссмейстера, экскурсоводы недоуменно вскидывают брови, но чаще отмалчиваются. Между тем более ранние русско-мальтийские связи здесь являются предметом гордости и глубокого изучения со стороны специалистов.

Related